О мехе | Западный лис

О мехе

О мехе

27 сентября 2018

Мех – прошел  длинный путь в истории одежды, от простых шкур  первобытных людей до собственных модных меховых тенденций и веяний. Первоначально мех служил исключительно для защиты человека от холода, дождя и снега. Шкуры меховых животных были популярны, особенно у северных народов Евразии и Северной Америки, проживавших в условиях сурового климата. Именно климат повлиял на стиль одежды.

Но проходили годы, столетия; формировались новые нации, государства и культуры . Особенно сильные перемены происходили в Европе. Бурный рост политической и торговой активности в средние века и в эпоху Возрождения, привели к тому, что культуры народов Европы стали оказывать  влияние друг на друга. Мех стал активно проникать в Южную Европу, где его использовали как украшение или атрибут одежды, а «детский мех» горностая приобрел особую популярность.

Мех в России.

Меха всегда были частью Российской истории. Россия издавна считалась страной мехов, продажа которых помимо славы приносила ей и немалые доходы. О том, что на Руси все ходят в мехах, Европа знала со времен первых контактов с русскими, то есть примерно с правителя  Вещего Олега. Позже эти контакты вошли в стадию устойчивого товарообмена и русские меха начали поступать в Европу и стали таким же символом богатства и знатности, как и драгоценности.

В истории страны пушнина, или как её называли «мягкая рухлядь», всегда играла важную роль. Издревле на Руси мех песца был важным элементом. Еще в эпоху раннего железа (VIII-III вв.до н.э.) охота у населения Прикамья имела не только потребительское, но и товарное значение: в обмен на пушнину племен Юга и Востока в край получал металлы, оружие, украшения. В X-XI вв. значимость мехов, как товара возрастает. Их продавали как на внутреннем рынке — на «торгах» , так и вывозили в соседние страны. Торговлей занимались как  купцы, так  называемые «гости», так и бояре, а также князья.

Особенно ценились меха в странах Востока, а одним из важнейших рынков сбыта пушнины был Царь-град (Константинополь). Турецкие беи очень ценили меха. Эта любовь и явилось причиной того, что в подневольной Греции люди стали активно заниматься этой работой и меховой бизнес получил свое рзвитие впервые именно в этом городе. Нужно сказать, что соболиный мех на вес ценился дороже, чем золото. Пушнина была долгое время главной валютой России: на экспорт шли меха соболей, лисиц, белок, бобров, куниц, горностаев, выхухолей.

Центром меха торговли в России до XVIII века был Новгород, затем им стала Москва. В обмен на пушнину получали разные товары, в том числе и серебро для чеканки отечественных монет. Меха использовались вместо денег, ими плтили штрафы, подати, пошлину, плату за проезд, учение, церковную службу: «Олег, завоевав в 883 году древлян, возложил на них дань по «чорной куне».

В XII-XIII вв. шкурки и меховые изделия часто используются в качестве ценных подарков дипломатических посольств в разные страны.

В XV-начале XVI вв. крестьяне еще платили подати мехами (преимущественно шкурками бобров и куниц), а бобровые гоны все еще играли заметную роль в хозяйственной деятельности.

С XV века можно говорить исключительно о вывозе московских мехов в Западную Европу, на Балканы и в Турцию. «Московскими мехами» называли пушной товар, привозимый изо всех городов Московского государства (Московии).

Часто в России мехами или меховыми изделиями (шубами и шапками) жаловали почетных гостей, купцов. Мехами сказывалось и поддержка обращавшихся к русскому царю с просьбой о материальной помощи представителям православного вероисповедания соседних государств. Так, например, в 1592 году из государевой казны (Сибирского приказа) православному братству были выданы соболя и брюшки собольи на 82 рубля, а затем еще на 5 рублей. Иван Москвитин торговал царским и своим товаром, как тогда называли пушнину, на разных торговых ярмарках Украины, в том числе и на крупнейшей в то время в Польше Ярославской ярмарке, в течение полутора лет.

Имеется свидетельство, что на Ярославскую ярмарку он привез 68 сороков соболей, которые он обменял на «шелковый товар». Привезенную пушнину Иван Степанович выменял на кашку (узорчатая турецкая шелковая ткань) разной расцветки, атлас. Сохранилась «роспись мягкой рухляди»  при отправлении в 166-167 гг. в Польшу русских людей Богдана Филатьева и Афанасия Борисова, являющихся купцами. Среди этих товаров перечислены соболя, лисицы черные и чёрно-бурые, горностаи. Русские меха пользовались большим спросом и среди украинцев. Они приобретали наиболее охотно меха соболей, горностая и изделия из них. В документах украинского происхождения меха часто называют просто «московским товаром», чаще всего подразумевая собольи меха, которые покупали ремесленники цеха меховщиков (шорников).

Производство изделий из русских мехов велось не только цеховыми мастерами, но и нецеховыми, что порождало споры между ними. В 30-40 гг. XVII в. цеховые меховщики города Львова, желая сохранить монополию на изготовление изделий из мехов и торговлю «косматым товаром», привозимым из Москвы, вели борьбу с нецеховыми ремесленниками. В жалобе 50 цеховых ремесленников-меховщиков  высказано требование, что поскольку «соболя являются выправненным (выделанным) товаром, они должны продаваться сороками и только мещанами или меховщиками цеха и только львовским». Купить норку, мех соболя, горностая, завозимые из Москвы, должны были покупать на протяжении десяти дней у приезжих московских купцов («гостей»), а не у перекупщиков. Львов, как крупный торговый центр, имел «право склада» русских мехов, откуда львовские купцы экспортировали русские меха  за границу: Молдавию, Валахию, на Балканский полуостров, в Турцию, Италию, Нидерланды.

Часто украинские купцы ездили в Россию специально для закупки «косматого товара». Зачастую закупленные в России меха тут же обменивались на другие импортные товары: турецкие, голландские, немецкие. Свыше чем на 700 000 рублей поступало пушнины в казну из Сибири, той самой пушнины, которая собиралась путем ясака.

В XVII веке Россия становится крупнейшим поставщиком меха («косматого товара», «мягкой рухляди») в страны Западной и Восточной Европы, Турцию. Украинские земли в составе Польши выступали как транзитными магистралями, так и равноправными потребителями русских мехов. Часто именно украинские купцы способствовали интенсивному развитию рынков сбыта московских мехов, отправляя их в дальние страны, а также развивали внутренние рынков России, покупая пушнину на русских торгах и ярмарках. В 1697 году была введена государственная монополия, то есть исключительное право государства на покупку ценной пушнины.

Меха и Сибирь.

О значении пушного промысла в развитии Сибири XVII века свидетельствует и сама герба из жалованной грамоты 1690 года: два соболя, пронзенные двумя скрещивающимися стрелами, и держащие в зубах «корону Сибирского царства».

Для ведения пушного промысла охотнику нужно было снаряжение, которое называлось ужиной. Оно состояло из «запаса» (продовольствия) и «промышленного завода». Минимальный набор ужины на охотничий сезон заключал : около 20 пудов ржаной муки, пуд соли, 2 топора, 2 ножа, 10 саженей сетей неводных, пашню на двоих, трех-фунтовый медный котел, зипуны, кафтан или шубу, 10 аршин сукна семяжного, 15 аршин холста, 2 рубахи, штаны, шапку, 3 пары рукавиц, 2 пары специальной обуви (у леди), кожу на у леди, одеяло на двоих, 10 камысов (кожи с ног оленя или других животных или подбивки лыж), реже — собаку, сеть-обмет для поимки соболей и пищаль. В 20-40-е годы средняя цена ужины колебалась от 25 до 35 рублей.

Наибольшую выгоду приносила добыча соболей. Этот зверек в больших количествах обитал в лесах Западной Сибири, а его мех обладал прекрасными качествами и неограниченным рыночным спросом.

Развод пушных зверей начался в России еще в XVIII веке. Молодых особей отлавливали и выращивали в неволе. Это называлось «избяное» звероводство. Существовало еще и «островное» звероводство: в Сибири и на Дальнем Востоке зверей выпускали на острова, где они размножались и их легко было потом отловить. Это придумал и осуществил русский мореплаватель Адриян Толстых. В 60-х годах восемнадцатого столетия он привез на острова Алеутской гряды голубых песцов, отловленных на островах Северного Ледовитого океана.

Клеточное звероводство началось с середины XIX века. Именно тогда А.В.Марграф основал «Российское общество хозяйственного разведения промысловых животных и представителей дичи» и написал первую книгу о звероводстве. Первые зверофермы появились в Московской, Санкт-Петербургской и Томольской губерниях. Там разводили серебристо-черных лисиц, голубых песцов, соболей и норок.

Меховая промышленность.

В промышленных масштабах пушным делом начали заниматься в 20-30-е годы ХХ века, с развитием пушных хозяйств и улучшением условий жизни в европейских городах ценность меха уже не сильно зависела от его согревающих функций. Теперь появилась возможность диктовать моду на тот или иной вид меха, поскольку «производство» меха стало регулируемым явлением. Фирмы-производители мехов взяли в свои руки определение моды на мех. Те страны, которые раньше занимали ведущие места в торговле пушниной теперь столкнулись с жесткой конкуренцией, с которой не всегда могли справиться. Россия так же оказалась не готова к появлению на мировом рынке большого количества более дешевых мехов промышленного производства. Первые пушные хозяйства в России стали появляться еще до войны. Потом не многие из них смогли пережить кризис середины прошлого века, а также кризис 1990-х годов. Сейчас наблюдаются попытки возрождения зверохозяйств в России.

Современные высокие технологии и научные открытия изменили мех до не узнаваемости. Его начали стричь, выщипывать, выжигать, закручивать, сочетать с разными материалами, инкрустировать камнями и т.д.  К меху перестали относиться с трепетом. Сейчас мех используют в самых различных целях – обивают мебель, шьют одежду аксессуары, изготавливают сумки и обувь. Новые технологии позволяют не только менять фактуру и структуру меха, облегчать и смягчать его, но и по другому конструировать одежду, изменять формы и объемы меховых вещей. От сезона к сезону меняется не только мода на виды мехов, но и мода на способы их обработки, окраски, набойки и сочетания друг с другом.